Юрий Максимов (maximlancelot) wrote,
Юрий Максимов
maximlancelot

Categories:

Гражданин и криминал

В уже далеком, как кажется, 1989 году мне довелось работать водителем на автокомбинате. Работа была обычная, развози себе почту по отделениям связи. Работал я на автомобиле ГАЗ-52, это такой грузовичок, который к тому же в качестве топлива использовал природный газ, а не бензин. Но дело не в этом.

Моя далеко не новая машина стояла в гараже на очередном ремонте.
ремонтная зона на автокомбинате

Это ремонтная зона в автокомбинате, где проходил ремонт, правда снимок еще более ранний, наверное 80 годы.

В конце рабочего дня, после надоедливой беготни на склад в поисках запасных частей и ушедших покурить слесарей-ремонтников, после подписания нужных и ненужных бумажек у разнообразных бюрократических служб, я наконец собрался было домой. Но не успел я дойти до проходной, как встретился с  одним из наших слесарей-ремонтников Толиком в компании с другим водителем с нашей автоколонны (вообще у нас там было, кажется, 10 автомобильных колонн). Поздоровавшись со мной, они предложили выпить с ними за компанию. Ну, подумал я, почему бы с хорошими людьми и не выпить. И мы пошли в раздевалку - место, которое считалось подходящим для такого важного дела.

Там мы достали нехитрую закуску в виде беляшей и опрокинули по стаканчику, потом еще по стаканчику; при этом, как водится, разговаривали про работу, низкую зарплату и вообще про трудности жизни. Пили мы, конечно же, водку. Молодой водитель (молодым он был потому, что устроился к нам всего за несколько месяцев до этого случая) был женат и жаловался на свою тещу, которая, по его словам, не давала ему жизни.

После очередной стопки водки он обратился к слесарю со словами о том, что, вот, дескать, если бы кто помог ему в решении этой проблемы, то он бы не поскупился. Слесарь Толик был мужчиной довольно высокого роста, широк в плечах, что, впрочем, никак не отражалось на его интеллекте, поэтому он в ответ сказал, что и рад бы помочь, да не знает чем. Тогда водитель сказал, ну вот если бы кто-то, например, грохнул тещу, то очень сильно помог бы ему в жизни. Толик сказал, что дело это серьезное и нужно все обсудить на трезвую голову.

В этот момент я несколько протрезвел, так как такой поворот событий был мне совершенно не по душе. И тут я вступил в разговор, неожиданно и категорично заявив, что я не допущу этого. Мои собутыльники изумленно переглянулись и как будто только что заметили, что я сижу рядом с ними.

Водитель спросил: «Ты что сказал?»

Я повторил, что не допущу этого.

«А что ты сделаешь?» - начал накаляться водитель, привстав со стула.

Я пытался найти какие-то логические аргументы, чтобы сказать, насколько это неправильно и не по-человечески, да и просто преступно. Я собирался с силами, чтобы членораздельно ответить, но понял, что в таком состоянии я не смогу аргументировано возразить.

Я сказал, старательно выговаривая слова: «Я вам не дам ничего совершить».

Тут водитель встал напротив меня, и я тоже поднялся и встал напротив него. Прищурившись и сжав кулаки, он спросил: «Ты что, мент?»

Я подумал о том, что, в общем-то, вопрос так не стоит, так как я не имею никакого отношения ни к милиции, ни к правоохранительной системе в целом, однако дискуссия на эту тему вряд ли могла состояться в это время, поэтому ответ мой был краток. «Да, я мент!» - упрямо сказал я.

Дальше, как вы понимаете, все развивалось по классической схеме. Со словами «ах ты мент!» он двинул мне в челюсть. В ответ я тоже постарался достать его кулаком, мы сцепились и повалились на пол. Несколько обескураженный слесарь Толик после нескольких попыток смог нас разнять. Конечно, после такого «дружеское» застолье завершилось, и я отправился домой, думая, что уж теперь-то эта авантюра с тещей точно не состоится, так как Толик, зная про меня, не будет совершать ничего такого, да и водитель поостережется таких радикальных решений.

На этом, наверное, эта история и должна была завершиться. Я так думал тогда. Но спустя несколько лет, вспоминая тот случай, я обратил внимание на один факт, который я сначала никак не связал с той ссорой.

Где-то через день после этой ссоры я выехал после ремонта «на линию», как у нас называли возвращение машины в эксплуатацию.

Вырулив с прилегающий улицы Докукина на широкий Проспект Мира, я как раз выехал на мост через реку Яузу и начал набирать скорость. Двигавшийся справа впереди меня автобус начал перестраиваться в левый ряд, так что мне пришлось притормозить. Я нажал на педаль тормоза и она плавно ушла вниз, при этом машина продолжала двигаться с той же скоростью. Мне пришлось резко крутануть баранку влево, благо в левом ряду машин не оказалось. С некоторым удивлением я сбросил педаль газа, автобус ушел вперед, а я,  притормаживая ручным тормозом, прижался к бордюру дороги справа.

Осмотрев машину, я увидел, что медная трубка главного тормозного цилиндра сломана, и вся тормозная жидкость вытекла из цилиндра. Тогда я очень удивился, так как раньше никаких проблем с этой трубкой не было, никогда она не подтекала (что говорило бы о предаварийном состоянии), и вдруг ни с того ни с сего она сломалась.

Осторожно, на очень маленькой скорости, я вернулся обратно в гараж и опять встал на ремонт.

Только спустя несколько лет я стал подозревать, что та ситуация на дороге была неслучайной. Это и понятно: очень трудно заподозрить людей, с которыми ты работаешь бок о бок, в таком коварстве. И я долго думал, неужели люди такого криминального склада так и останутся безнаказанными, если их не поймают за руку. Но после того, как прочитал у Л. Рона Хаббарда  о том, что человек все-таки не может без конца преступать закон и мораль, я несколько успокоился. Вот эта цитата:

«Самое удивительное здесь то, что люди – сами себе полицейские. Исходя из представления о том, что является хорошим, они начинают считать себя плохими, а после этого пытаются всеми возможными способами защитить других людей от себя. Человек делает это, уменьшая свои способности. Он делает это, уменьшая свою активность. Он делает это, уменьшая свое знание».

Думаю, что и мои оппоненты вряд ли сейчас процветают. Хотя есть надежда что они могли исправиться и стать честнее и лучше.

А вот, кстати, та самая машина, на которой я тогда работал, а рядом с машиной ваш покорный слуга.
автомобиль Газ 52



Tags: made in ussr, автобиография
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments